Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

В проекте «Казантипа» я искала стержень

В проекте «Казантипа» я искала стержень
Фото crimea.sm-news.ru
Крымский архитектор Анастасия Серебрянская рассказала о том, чем занимаются архитекторы, какой труд стоит за созданием парковых зон, моде на «урбанизм» и многом другом

Международный фестиваль «Зодчество» — событие национального масштаба, собирает работы архитекторов из разных регионов России и других стран. Архитектор Анастасия Серебрянская из Симферополя приняла участие в одном из конкурсов фестиваля с проектом «Возрождение «Казантипа» на бывшей территории молодежного фестиваля в Поповке в Крыму.

«Мне кайфово самой что-то придумать, стащить чужую идею — это скучно и не интересно», — объяснила она.

Крымской редакции РИА SM-News Анастасия рассказала о том, чем занимаются архитекторы, какой труд стоит за созданием парковых зон, моде на «урбанизм» и многом другом.

-«Зодчество-2019» проводил Союз архитекторов России. Насколько это важное событие для архитекторов?

-Ничего более важного в России ещё не придумали. Этот фестиваль задаёт общую планку для всей архитектуры страны. Собираются все отечественные архитекторы, приглашаются иностранные специалисты. Все светила, архитектурные мозги — там. Проводятся лекции, кураторские программы, деловые программы. Предоставляется возможность показать свои работы, поучаствовать в конкурсах, получить денежные премии.

Присуждают различные знаки от Союза Архитекторов. Например, по моим данным «серебряный знак» в этом году получила Крымская фирма «Монолит».

-В чем вообще заключается работа архитектора, чем конкретно он занимается?

-Архитектура — это понятие обширное. Начиная с глобального градостроительства, заканчивая простыми декларативными элементами и малыми архитектурными формами: статуями, беседками, памятниками.

Вот чем занимается архитектор. Например, мы находимся в сквере. Здесь есть кафешки, аллеи, детские площадки, площадки для отдыха взрослых. Чтобы этот сквер появился, архитектор должен обосновать его необходимость, проанализировать всевозможные транспортные и пешеходные связи, посчитать какое количество прилегающих домов будут пользоваться этой территорией, сколько людей сможет обслужить данное пространство, после этого придумать архитектуру ландшафта, разработать архитектуру кафешек и всех зданий, которые располагаются тут, придумать как расположить зоны отдыха детей и взрослых. Иногда удаётся даже разрабатывать малые архитектурные формы от фонтанчиков до фонарей и скамеечек. После нужно архитектурный проект перевести на строительный язык с помощью рабочих чертежей, четких размеров, разработки узлов и т д.

В идеале любая часть парка не просто так находится на своем месте: каждое общественное здание должно иметь определённый радиус обслуживания, есть даже целые структуры, которые изучают потоки людей и предоставляют эти цифры архитекторам, которые дальше рассчитывают все в городских проектах. По сути на архитектора возложена миссия позаботиться о каждом человеке, создав гармоничное и правильное пространство. Кому-то достаётся глобальная задача на уровне целого города, кому-то надо грамотно запроектировать общественное здание, кому то маленький коттедж, а кто то довольствуется малыми элементами. Но все это в целом создаёт то, что нас окружает.

-«Тяп-ляп» не получится?

-Если подходить по правилам, абстрагируясь от других факторов, у каждого города существует градостроительный план, где каждый участок имеет свою функцию, весь город поделён на функциональные зоны. Это отдельная большая тема, о которой можно говорить ещё несколько дней.

Самое сложное и интересное, что архитектор это творец, однако при этом архитектура… почему она многим непонятна? Потому что у конструктора, скажем, есть четкие правила, по которым он действует. Художник рисует, у него нет никаких правил. Архитектор же — тот человек, который соединяет все воедино. Ему нужно творить, но соблюдать все нормы и каноны, правила. А их миллиарды.

-То есть, не просто так взял, и от руки нарисовал?

-От руки я могу только сделать эскиз. Однако прежде нужно изучить исходные данные, осмотреть территорию, чтобы объект «вписался» и был востребованным.

Да и любую картинку нужно превратить в удобное функциональное пространство, в грамотный проект. А после разработать рабочую документацию.

Тут два варианта развития: ты работаешь с гибкими людьми, которые берутся разработать новые технологии, конструкции и материалы под твой проект, или наоборот, исходя из уже полученных знаний и существующих материалов выдумываешь что то необычное.

-Твоя работа с чего начинается?

-Личные проекты я сначала накидываю от руки. Поскольку у меня есть опыт проектирования, образование за спиной, опыт работы со смежными специальностями, то я могу сразу прикинуть здание или какой-то объект, предусматривая все тонкости и особенности конструкций, инженерных сетей и т. д. Приходится держать в голове много информации. Позже, в ходе проектирования, дополнительно обсуждаются тонкости «смежников», все прорабатывается более детально.

В голове я стараюсь с первого эскизирования держать образ уже завершённого дома. Естественно, что в процессе работы слушаешь пожелания заказчика, как-то это корректируешь, и проект может видоизмениться до неузнаваемости. Далее все «прилизывается» нормативами. От этого тоже может очень многое поменяться. После разрабатывается проект на бумаге.

Когда же заказчик все согласовал и готов строить, дополнительно заказывается рабочий проект, по которому строители будут возводить наше детище.

В тонкости прохождения согласований на уровне города и государства я сейчас не вдаюсь. Скажу лишь, что они имеют большое влияние на конечный результат.

-Готовый дом «Казантип» приснился?

-Нет, не приснился. Нынешнее расположение — это прекрасное место для отдыха: точка соприкосновения озера Донузлав и песочного чистого пляжа Чёрного моря. Море и озеро разделяет коса, пляжи тут из золотых песков. Вид очень красивый.

Это место явно не только мне понравилось, раз там начали проводить фестиваль. Плюс тогда я была студентом и проходила практику. Фирма, на которой я работала, участвовала в разработке малых архитектурных форм Казантипа. Меня эта тема настолько вдохновила, что когда пришло время выбирать тему дипломного проекта, понимая, что малая форма — слабовато для диплома, я решилась на что-то большее.

Учитывая, что рядом с фестивалем Казантип «бескрайнее поле»: творить можно было все, что угодно. Обошла территорию со всех сторон, обследовала. Родилась мысль: на «Казантипе» танцполы представляли части человеческого тела. Сцена в виде мозгов, печень, еще что-то. Не хватало только скелета, и эта идея меня посетила. Стержня не было, понимаешь? Так родился внешний облик гостиницы.

Дальше я пошла от обратного. Мне хотелось сделать не просто какую-то тусовочную зону, интересно было подойти с разных сторон. Сделать отдых для всех.

-Что здесь в проекте у тебя есть? Гостиница, домики…

-Гостиница, коттеджи, эллинги — жилье для тех, кто увлекается лодочным спортом, парковые зоны для спокойного отдыха для родителей с детьми. Площадка для BMX, скейтпарк, водные виды спорта, зона для скалолазания. Вспомни любой вид спорта — для него в моём проекте отведена территория. Любители экстремальных и олимпийских видов оценят. Я даже предусмотрела стационарные трибуны, чтобы можно было сразу смотреть соревнования и на одной площадке, и другой. В случае международных фестивалей, можно собирать дополнительные трибуны. Предусмотрен бассейн для тренировок спортсменов. Раньше у нас все были самоучками, которые пытались покорить просторы водные в открытом море. Я предусмотрела водные искусственные тренажёры, благодаря которым человеку не придется рисковать жизнью. Можно будет сначала научиться, а потом уже соревноваться в героизме и бесстрашии.

Также на территории гостиницы предусмотрены кинотеатр, амфитеатр, бильярды, боулинги . В целом, идея интересного насыщенного отдыха была по максимуму воплощена. Естественно, что территорию существующей райской республики «Казантип» предполагалось оставить и использовать по назначению- для проведения крутых фестивалей и не только музыкальных. В общем моей задумкой было предварить село Поповка в туристически развлекательный и привлекательный центр с возможностью развития села в шикарный и полноценный курортный город с сердцем в виде нашей любимой «республики Казантип».

Возможно, что бунтарская аура фестиваля была бы уже не такой, но мне кажется, что любое творение должно развиваться и переходить на новые стадии совершенствования.

Площадь проекта — около трех гектар.

В то время я успевала и учиться и работать. И у меня была возможность взять настоящий градостроительный план с обновлениями. На прилегающей территории с фестивалем «Казантип» ничего не предусматривалось, хотя это была бы прекрасная возможность сделать из села город,отправную точку для разрастания рядом частных гостиниц и постоянных жилых домов для тех, кто будет работать в развлекательном комплексе.

Поэтому урбанизм здесь предполагался колоссальный

-Объясни, урбанизм— что это такое? Очень модное сейчас словечко.

-Урбанизм— это градостроительство, если советскими словами говорить. То же самое. А если глобально, то урбанистика — ответвление градостроительства, идеей которого является главенствующая и позитивная роль города в современной цивилизации. Это теория планировки городского пространства. Просто на латинском «урбанус»… а мы любим перенимать западные словечки и веяния.

-Урбанист — это градостроитель. Градостроителем может быть только человек с соответствующим образованием?

-Да, даже не просто архитектурное, а именно градостроительное.

-Есть блогеры, которые называют себя «урбанистами». Они находят в Европе всякие фишечки, которые предлагают создать и у нас.

-Понимаешь, в чем дело… У них есть возможность путешествовать, перенимать чужое… Это нормально, обмениваться знаниями, не потухать в болоте. Когда сидишь в четырех стенах, можно пытаться изобрести велосипед, и даже возможно что-то получится. Но это намного тяжелее, как если бы у тебя были возможности поездить и посмотреть на положительные и отрицательные примеры других городов и стран. Есть самородки, но их не так много, у которых получается сделать все «в стенах» с закрытыми глазами. Есть и такие, у которых есть собственные средства на «эксперименты». По факту опыт поколений даёт возможность придумать что то новое своё. Это нормально применять позитивные тенденции, перерабатывать их и улучшать.

-У тебя есть какие-то любимые архитекторы?

-Очень много. Не могу сказать, что я приверженец одного веяния. Меня всегда поражал Антонио Гауди. Его приписывают к модерну или Арт-нуво, но для меня — это «гаудизм». Истоки архитектуры, вдохновление природой.

-Что нужно сделать для того, чтобы проект архитектора воплотился в жизнь?

-Не знаю. Для меня это загадка.

-Когда ты проектировала «Казантип», ты же не думала, что он пойдет в стол?

-Конечно, нет. Я всегда думала, что когда-то, где-то он, возможно, «выстрелит».

-Им должен заинтересоваться инвестор? Любому архитектору нужен инвестор?

-Он не нужен только такому архитектору, который сам себе инвестор.

-Есть такие?

-Наверное, но судя по тому, что вокруг нас, их немного.

У Гауди тоже был меценат, который и был основным его заказчиком.

Я не хочу копировать жизнь Гауди. Хочу замуж, детей, и умереть в кровати от того, что я уснула и просто не проснулась. Гауди когда-то заметил меценат, который помог ему реализовать проекты. Понятно, что он не просто сидел на скамейке, он получил архитектурное образование, работал, а меценат хотел воплотить свои мечты. Точнее у него была идея создать приятное пространство для своих работяг. Такая философия богача. И в итоге, благодаря их тандему мы до сих пор восхищаемся всем миром тому, что в итоге получилось.

А, может, меценат просто решил дать шанс кому-то реализовать себя, но мы этого никогда не узнаем.

-А правда, что все современные квартиры сняты с советских лекал?

-Нет. Когда тебя просят улучшить планировку, ты не будешь просто копировать, а начнешь искать варианты. Лично мне всегда было интересно найти какую-то новую форму. В советское время была цель: предоставить всем жилье. Тогда не было задачи сделать жилье суперкомфортным. Все в минимализме, но с учетом потребностей. Сейчас мы думаем о другом. Людей с острой потребностью купить любое местечко, лишь бы было где жить — мало. Сейчас нужны элитные квартиры, «випы», появилось что-то вроде «а я хочу вот так», «капризы».

-Старые дома можно сносить?

-А людей куда девать?

-В Москве, например, вопрос решили реновацией. Для жителей «хрущевок» построили многоквартирные дома с небольшой жилплощадью. Старое надо сохранять или избавляться?

-Я считаю, что дома надо реставрировать, а людей из центра выселять за город… я против. Надо стремиться улучшать существующие жилищные условия, а не просто освобождать более дорогую землю центральную под новую застройку

-Какие здания в Симферополе тебе нравятся?

-Караимская церковь. Украинский театр, если его реконструировать и произвести реновацию, ввести новшества — материалы в отделку, будет очень крут. Также и здание НАПКСа (Национальная академия природоохранного и курортного строительства — прим. ред.). Оно необычное, это ярко выраженный конструктивизм на уровне больших и шикарных зданий Европы. Это же здание при использовании более современных материалов будет смотреться конфеткой.

-Какие не нравятся?

-Пожалуйста, первая гимназия, старый корпус. Это было старинное двухэтажное здание с чисто классической архитектурой. Что сделали? Полностью сняли лепнину, все элементы декора, и забетонировали. Теперь вместо шикарного екатерининского здания, антураж которого даже внутри школа своими усилиями умудрилась сохранить, просто бетонная коробка. У меня сердце кровью обливалось, когда я увидела, что сделали с моей школой.

-Где-то подсмотрел, что для послевоенного разбитого Севастополя разработали цветовую гамму: белые дома и красные крыши.

-Если абстрагироваться, белый цвет выбрали потому, что рядом с Севастополем карьер с альминским (инкерманским) камнем белого цвета. Но так прекрасно совпало, что белый цвет зданий с глубоким синим цветом моря так сочетаются, что оказывают психологическое успокаивающее действие на людей. Из такого города тяжело кого-то вытащить, потому что там комфортно, психологически уравновешено. Очень удачно выбраны красные крыши, так как они отвлекают взгляд от безмятежного спокойствия, которое может «придавить» сочетанием белого и синего. Вкрапления позволяют мозгу переключиться, вспомнить, придти в себя, проснуться.

-Симферополь — город каких цветов?

-Здесь нет общей цветовой гаммы. Да и в принципе есть особый шарм в грамотной разноцветности. Единственное чтобы я хотела бы отметить как градостроитель: было бы здорово, чтобы кровли наших зданий все таки были приблизительно одинаковых оттенков. Тогда наш город с высоты птичьего полёта преобразился до неузнаваемости

Яндекс.Метрика